Архив сайта Razgon.Club

SHOWBIZ WILL NEVER DIE, BUT YOU WILL

Воскресные псаки

Эпичная драма

[основано на реальных событиях]

Действующие лица:

Вальдемар Буковский, 36 лет, – богатый наследник, погружённый в мещанский угар эстетствующий сибарит и враг труда. Семейное положение – женат. В настоящее время один, так как жена, гражданка Италии, находится у себя на родине.

Илья Додон, 32 года, – неравнодушный, совестливый, живущий не по лжи интилегент, для которого геополитические кошмары неотделимы от повседневной жизни. Род занятий: системный администратор на популярной радиостанции. Семейное положение – неженат.

Матвей Косяк, 32 года, – зловещий боевой примат и духовный инвалид. Род занятий: строительные подряды, постоянной работы нет. Семейное положение – разведён.

Настя Обречённая, 29 лет, – бывшая жена Матвея Косяка. Воспитывает их общего ребёнка, временно не работает.

Андрей Разгон, 41 год, – бывший предприниматель. В особом представлении не нуждается, поскольку его биография достаточно подробно изложена ЗДЕСЬ. Семейное положение – разведён.

Марина Маликова, 40 лет, – компактная секс-бомба; бывшая сотрудница Андрея Разгона. Род занятий – владелец дистрибьюторской фирмы. Семейное положение – разведена, воспитывает двоих детей.

ПРЕДЫСТОРИЯ ДРАМЫ

В течение недели Матвей Косяк пытается дозвониться до Вальдемара или Андрея, чтобы встретиться, но первый сбрасывает звонки, потому что ему лениво отвечать, а мобильный второго недоступен, так как он находится в загородной поездке.

СОБСТВЕННО ДРАМА

Вечером 24-го мая, в субботу, с первыми лучами темноты, компания в составе Марины, Насти, Андрея и Вальдемара, собирается на квартире последнего, в престижном доме в центре города. Собравшиеся смотрят фильм Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-Стрит». На столе – Русская водка, Гиннес, Кампари, лёгкие закуски. Периодически у Андрея и Вальдемара звонят телефоны – их беспокоит Косяк, чтобы выяснить, почему они его всю неделю игнорировали. Те шёпотом что-то говорят в своё оправдание.
Марина шикает на мило взъерошенного и слегка измождённого Андрея:
- Задолбали уже! Давайте нормально посмотрим кино!
И вот телефон звонит у Насти. Увидев номер бывшего мужа, она выходит из комнаты, чтобы ответить. Он предъявляет ей за то, что после развода она настраивает против него всех друзей. Она советует ему хорошенько проспаться.
- Он уже на кочерге? – спрашивает Марина.
- Как обычно, – отвечает Андрей.
Настя возвращается в компанию и говорит с наигранным возмущением и вместе с тем, с отдалённой нежностью:
- Вот идиот! Я же никого из вас против него не настраиваю. Просто провожу время с нашими общими друзьями, ведь так!? Он тоже может сейчас сюда прийти и смотреть вместе с нами кино.
Все согласно кивают, не отрываясь от просмотра фильма.
- Лично я воспринимаю вас одинаково, как своих друзей, – говорит Марина. – И если бы он сейчас сюда приехал, то общалась бы с ним точно так же, как с тобой.
- Но он не может по-нормальному. Ему нужно… – Настя замолкает на полуслове.
Вальдемар и Марина, переводя на неё взгляды от экрана, спрашивают почти одновременно:
- Нужно что?
Настя мнётся:
- Ну не знаю.
Вальдемару на мобильный звонит Илья Додон:
- Чокак, ты где?
Вальдемар зевает:
- Тут дома, сидим смотрим «Волка с Уолл-Стрит».
- С кем?
- Да вот тут Андрей, Марина, Настя.
Додон как бы удивлённо восклицает, хотя с балкона видел, как к Вальдемару подтягивалась вся компания:
- О как!
Вальдемар гостеприимно предлагает:
- Хошь заходи, тока прихвати фуфырик.
- Чего?
Вальдемар поглаживает бутылку Кампари:
- Чего-нибудь вкусного.
Додон, живущий в соседнем доме, появляется через двадцать минут с бутылкой William Lawson`s 0,75 и литровой Пепси. Компания отрывается от просмотра фильма, чтобы встретить гостя. Оказавшись в зале, Додон берёт в руки пульт и начинает щёлкать каналами в поисках новостных программ. Увидев на экране MTV, Марина просит оставить.
Звучит композиция Black Emmanuelle из одноимённого фильма.
Вальдемар считает лишним скрывать своё восхищение Настей и делает ей комплимент за комплиментом. Марина и Андрей обмениваются долгим взглядом. Они тонут друг в друге.
Едва заканчивается клип, Додон снова начинает нажимать кнопки пульта, и, наконец, находит программу новостей. Диктор сообщает об освобождении из украинского плена журналистов Life News чеченским лидером Кадыровым. Транслируется его выступление, в котором он приписывает все заслуги президенту России Владимиру Путину.
- Рамзан прогнулся, респектнул ВВП, – комментирует Вальдемар.
- Урод, оккупант, агрессор, – зло цедит Додон.
Определённо, с его появлением вечер перестаёт быть томным.
Андрей разливает по бокалам напитки:
- Кончай троллить, давай лучше выпьем!
Додон быстро пьянеет. Он напряжённо смотрит на экран, его глаза наливаются кровью при виде Владимира Путина:
- Его имя проклято всем человечеством, оно давно стало синонимом чудовищного варварства и человеконенавистничества.
У Андрея звонит телефон. Увидев номер Косяка, Андрей передаёт трубку Додону:
- На, поговори с ним.
- А что он хочет?
- Вот поговори и узнай, что.
Додон отвечает на звонок, и с бокалом виски уходит в другую комнату. Настя вопрошает:
- Если ему так плохо в Этой Стране, то почему он не уедет в Штаты?
Вальяжно развалившийся в кресле и пожёвывающий суши Вальдемар как бы нехотя отвечает:
- Знаешь, у Илюхи есть для этого все необходимые данные, но опасаюсь, что если он эмигрирует в США, вряд ли из него получится хороший американец.
У Марины на этот счёт тоже есть мнение:
- Вряд ли есть на земном шаре такая страна, где этот латентный программист станет хорошим гражданином.
Вальдемар, прополоскав рот Пепси-колой:
- Да ладно тебе! Он счастливый человек – живёт с этим евроговном в голове и верит в «общечеловеческие ценности».
Возвращается Додон – ставит на стол пустой бокал и передаёт Андрею его трубку. Настя напряжённо смотрит на Додона, но не решается спросить, как прошла беседа с её неуспокоенным муженьком. Перехватив её взгляд, Марина начинает пытать Додона. Тот неохотно отвечает:
- Он допытывался, кто настраивает против него всю нашу компанию.
- Он сильно пьян? – с тревогой в голосе спрашивает Настя.
Додон продолжает объяснение:
- Причём, он не просто спрашивает, кто настраивает всю компанию против него, а КТО ИЗ ПАРНЕЙ настраивает всю компанию против него.
- И что ты ответил? – спрашивают девушки.
Додон буквально взрывается, от поступающего в организм алкоголя голос неравнодушного гражданина насыщается и становится громоподобным:
- Да разве это сейчас важно? Скажите, а мне одному страшно, когда я думаю о том, что Украина, ежедневно получающая цинковые гробы со своими офицерами с юго-востока Украины, убитыми российскими солдатами… мне одному страшно от осознания того, что Украина нам этого уже не простит? Мы проходим сейчас черту, когда страна, с которой мы на протяжении сотен лет были братьями, отворачивается и удаляется от нас на века. Когда из братьев, соседей, друзей мы просто на глазах превращаемся в людей, с которыми теперь уже ГОТОВЫ ВОЕВАТЬ НАСМЕРТЬ. Они ж реально готовы умереть, но не жить с нами больше. Такое не забывается. Такое лечится только десятилетиями. Если не веками. Пока генная память не сотрется. А генная память не стерлась даже ещё от Голодомора. Путин, конечно, дерьмо. Но то, что он делает сейчас… До этого были цветочки. Этот человек хотел остаться в истории? О, да. У него получилось. Безусловно.
То говно, что он заваривает сейчас, будут расхлёбывать ещё наши внуки.
Додон останавливается, чтобы перевести дух, испить виски и разобраться в потоках сознания. Собравшиеся не могут понять, что им делать с полученной от него информацией. И только Вальдемар, который выглядит счастливее, чем свинья в луже, в ответ на это мощное откровенное высказывание говорит:
- Скажи, а мне одному страшно за твою поджелудочную железу?! Врачи категорически запретили тебе употреблять алкоголь, а ты бухаешь, как последний ватник!
Друзья, нетерпимые к саморазрушительным тенденциям Додона, напряжённо смотрят на него, но он вместо ответа принимает очередную порцию виски и запивает пивом.
Андрею на трубку звонит Косяк. И начинает наговаривать свой галлюциногенный текст:
- Ладно, я прощаю Насте её происки… но ты должен ответить… Она накрутила против меня Марину, Марина – тебя, а ты – всех остальных.
Андрей вполуха слушает, одновременно перебрасываясь репликами с остальными. Дождавшись паузы в монологе Косяка, отвечает:
- Послушай, чувак! Я понимаю, у тебя проблемы. Проблемы есть у всех. Даже у толстого Вальдемаровского кота проблемы – он уже седьмой день не может покакать, потому что ему лень напрягаться. Но сегодня шабад, еврейская суббота. Ты не должен работать, не должен метелить своих рабочих, и даже мести пургу мне тут по телефону ты тоже не должен.
Андрей берёт со стола почти пустую бутылку виски:
- … у нас тут рукопожатный скотландский уиски – Уильям Лоусонс…
Обводит взглядом стол и аппетитно докладывает:
- …ирландский пивасик, море водки. Тут все: Илюха, Марина, Вальдемар…
На мгновение он замолкает, затем продолжает, при этом от него по-прежнему исходит тепло и взаимопонимание:
- …так что кончай бакланить и приезжай к нам. Расскажи о горестях трудовой жизни и о радостях, доставшихся дорогой ценой, о ценностях взаимной поддержки и терпимости.
Косяк с угрожающими нотками в голосе:
- Ты всё сказал?
Андрей оторопело:
- В смысле?
Косяк уже практически кричит:
- В смысле ты всё сказал, что хотел сказать?
Мрачно и одновременно элегантно Андрей говорит:
- Понимаю тебя, братишка. Тебе приходиться иметь дело с различными аспектами одиночества. И твоя проблема гораздо глубже, чем я думал. Она заключается в том, что…
Косяк бесцеремонно обрывает:
- Я выслушал тебя, теперь ты послушай меня. С баб спроса нет, на то они и бабы. А с тобой у меня будет крупный разговор.
Андрей:
- А мелких между нами не бывает.
Голосом бухого вахтёра Косяк раскидывает рамсы:
- Ты всегда всё переводишь в шутку. Сегодня этот номер не пройдёт. Сегодня мы поговорим по-серьёзному, как взрослые пацаны. Ты трахаешь Марину. У вас отношения. Значит, она тебя настропалила и приказала настроить против меня всех остальных. По просьбе Насти. Настю бы ты не послушал, а Марине вынужден подчиниться. Потому что зависишь от неё по рукам и ногам.
Когда речь заходит за серьёзные вещи, Андрей умеет быть серьёзным. В этот раз он с очень серьёзным лицом выплёвывает слова:
- Что ты несёшь, придурок? Ты сам себя слышишь?
Анамнез Косяка и нынешняя нарядная симптоматика красноречиво говорят о том, что его следует остерегаться, и он сам спешит сообщить об этом:
- А вот я сейчас приеду и ты услышишь, что я несу! Всё серьёзно Андрей! Я уже достаточно натворил добра и мне кажется, что для светлых сил я уже всё сделал. Сегодня ты увидишь, что я не только созидатель, но и агрессор.
- По своей обдолбанности ты много чего натворил, ага! Ты просто пьяная скотина! Давай, приезжай, натвори ещё чего-нибудь! – закончив разговор, Андрей швыряет телефон в сторону. Ударившись о стену, аппарат рассыпается на части. Вальдемар лениво разглядывает царапину на стене. Взгляды остальных прикованы к Андрею. Силовые линии вокруг проблемы Матвея Косяка сгустились до предела. Запахло грозой. Андрей молчит. Проходят столетия, целые эпохи. Воздух, кажется, настолько загустел, что остаётся только моргать и покорно дожидаться разрядки.
Андрей ищет, на ком оторваться. В его доме есть 50-килограммовая боксёрская груша, с которой уже сыпется песок от бесчисленных ударов, но здесь, у Вальдемара, ударить нечего и некого. Взгляд Андрея останавливается на бутылке, которую принёс Илья Додон. Андрей разливает по бокалам остатки виски и говорит:
- Давайте за Путина! Я ненавижу политику, никогда не ходил на выборы. Но после того, как ВВП так грамотно отжал Крым… На следующих выборах однозначно проголосую за Владимира Владимировича!
Поочерёдно чокнувшись со всеми, он заливает в себя виски. По Додону видно, что тост Андрея доставляет неполживому интелигенту нешуточные терзания. Марина собирает с пола разбитый телефон Андрея и пытается его собрать заново. Сделав глоток пива, он подходит к ней:
- Не надо, Мариш, я сам!
Она укоризненно на него смотрит и крутит пальцем у виска:
- Только не надо говорить, что ты растыка и этим всё объясняется. Когда-то надо ответить, почему ты такой, и как это исправить.
В последнее время каждый второй говорит Андрею о том, что всё серьёзно. Но он, хоть и уважает и считается с мнением окружающих его людей, никак не подаёт признаки понимания всей серьёзности ситуации, в которой оказался.
Сейчас Андрей забирает у Марины запчасти от разбитого телефона и устремляет свой взгляд на Додона. Реплика которого не заставляет долго ждать, его голос звучит торжественно и неукротимо:
- Прогрессивное сообщество слишком долго терпит этого демона, которого все приличные люди сравнивают с Гитлером. Аннексия Крыма и терроризм на Юго-Востоке Украины, прочий брутальный беспредел…
Андрей жёстко парирует, изливая своё недовольство от разговора с Косяком:
- На Юго-Востоке чего?! Тебе не кажется, что евроукры являются сторонниками доктрины национал-социализма, один из основополагателей которой, Адольф Гитлер, планировал уничтожить 100% славян, коими хохлы, на минуточку, являются?! Конечно, в финансировании Правого Гомосектора ты сейчас обвинишь российские спецслужбы и лично Путина, но ты не можешь не признать, что нынешняя киевская идеология – это идеология фашизма.
Не устающий нагружаться спиртным Додон седлает своего любимого конька:
- Да, но, согласись, что фашистский режим является для Украины лучшей формой демократии. Госдеп США даёт готовые рецепты, как нужно действовать. Американцы – вот истинные защитники Украины, её национальных богатств, её народа. Когда тайфун обрушивается на Филиппины, в Нигерии похищают девочек, а на Украине люди в масках занимают здание, мир смотрит на Америку и ждёт её помощь. И получает её. Шестой флот США уже переброшен к берегам Донбасса.
- А как насчёт жертв! – подаёт голос Настя.
Додон, в руке которого зажата стопка водки, бесстрастно отвечает:
- Вопрос не ко мне! С этим вопросом – к господину Путину! Он в ответе за убийства мирных жителей сепаратистами Донбасса, за самосожжение одесситов 2 мая, за всё зло, которое происходит на Украине. ВВП – палач украинского народа! Может, вам всё равно на эти преступления, а мне – нет!
Додон говорит, обращаясь как бы ко всем, но смотрит, не отрываясь, на Андрея. И Андрей с увлажнённым взором произносит:
- Мне тоже не всё равно. Все эти жертвы, обгоревшие трупаки. Если бы в моих глазах жили слёзы, они бы избороздили моё лицо.
Додон произносит так, словно внутри него сидит царапающийся тигр:
- Знаешь, Андрей, давно хочу сказать: меня бесит твоя манера всё вышучивать, даже самые серьёзные вещи! Тогда как в обществе назрела серьёзная проблема, от которой ты не спрячешься за своими остротами. Мы должны все вместе решить её, иначе она придёт к каждому из нас!
Не найдя в глазах Андрея понимания, Додон смотрит на Вальдемара. Тот устало, между двумя глотками Кампари, с порочной язвительностью произносит:
- Эта задача проникла в моё сердце и заняла в нём первое место. Размышления о России и о судьбах – вот те вопросы, которые всегда являлись для меня предметом глубоких раздумий и источником сомнений.
Андрей резко выпаливает:
- Если есть сомнения, то в том, какого хрена делают хохлы на нашей Украине!
Определённо, никто палец о палец не ударит для комфорта неравнодушного интелигента Ильи Додона. И он яростно бросается в спор. Он говорит с такой страстью, как будто в руках у него находится как минимум факел с олимпийским огнём, и нет никаких оснований не верить, что за каждое сказанное слово он несёт сумасшедшую ответственность:
- С бандитами и террористами в Донбассе, неважно какими и откуда, – местной шпаной, кадыровцами, нациками из России, зелёными человечками, – разговор должен быть сейчас короткий: час на сдачу, после чего пленных не берём. И не брать.
- Ну, давай, без проблем, – соглашается Андрей. – Поезжай на Донбасс и разберись с бандитами и террористами. Покажи, кто тут главный.
Додон с видом человека, которому доставляет удовольствие расковыривать свои шрамы, произносит:
- Да уж, в драке я хорош – вы бы видели, как меня метелят.
Все дружно смеются. И вспоминают те трагикомические эпизоды, когда Илья Додон по какому-то нелепому стечению обстоятельств попадал, что называется, под раздачу и ни за что ни про что выхватывал некислых люлей. Чего только стоил недавний случай с покупкой спиртного в магазине – расплатившись на кассе, Додон уличил кассиршу в том, что она забила в чек лишний товар, которого не было в корзине, и потребовал вернуть переплаченные 50 рублей. После непродолжительной перепалки кассирша швырнула горсть мелочи, которая, перелетев через стойку, рассыпалась по полу. Додон потребовал, чтобы кассирша собрала мелочь с пола и вручила ему в руки. В ответ она послала его на хутор бабочек ловить. Подошёл охранник и стал собирать деньги с пола. Додон оттолкнул его и заявил, что кассирша должна сделать это сама. Охранник воспринял прикосновение к нему как нападение, и в следующую секунду Додон лежал, нокаутированный, на полу. Когда прибыла милиция, он нашёл в себе силы наехать на «цепных псов» ненавидимого им режыма, обложил их семиэтажным матом, поэтому вместо больницы был отвезён в кутузку. Откуда, спустя некоторое время, был вызволен друзьями.
Шутка, произнесенная с грустной улыбкой человека, не лишённого самоиронии, явилась своего рода светом в конце туннеля и убрала все недоразумения. Друзья как бы обрели невинность и вернулись на 10 лет назад, когда только познакомились и ещё не познали горечи каких бы то ни было обид.
И сейчас все цитируют любимую присказку Ильи Додона: «Я просто хочу, чтобы не было столько дерьма», констатируя при этом, что, чем больше он коптит небо, тем больше этого дерьма происходит.
Тут у Андрея звонит только что починенный им телефон. Приняв вызов, он слышит лающий голос Косяка:
- Ты чо вырубил телефон, сука?! Решил загаситься?! Выходи, я подъехал! Ща изложу мою точку зрения… максимально доступно!
Эта эмоциональная тирада вобрала в себя всю печаль Косяка, какая у него только была. Реально, тут не до шуток, всё серьёзно! Андрей выходит из зала в холл, чтобы не испортить всеобщего благостного настроения. Но вслед за ним направляется Марина, сексуально раскачивая бёдрами, а за ней – Вальдемар и Додон, которого шатает от выпитого. Настя остаётся в зале. Она сидит в кресле, обхватив руками голову.
- Я иду к тебе, дорогуша! – говорит Андрей со зловещей улыбкой. И кладёт телефон в карман.
Он скидывает шлёпанцы и уже собирается обуть свои мокасины, но его останавливает недовольный взгляд Марины. За декаду, и даже больше, знакомства с ней, он научился понимать значение этого взгляда.
Додон спрашивает:
- Что ему опять нужно?
- Он приехал и хочет поговорить, – отвечает Андрей, взвешивая в уме вариант засветиться в программе трэш-новостей.
- Я пойду с тобой! – с жаром объявляет Додон. – Он обвиняет тебя, что ты настраиваешь против него всю нашу компанию, но он просто гонит. Нажрался, как сви… как обычно, и тупо гонит! – говоря это, Додон наклоняется за своими туфлями, но его качает из стороны в сторону. И только при помощи Вальдемара ему удаётся обуться.
Марина подходит вплотную к Додону и одаривает его ослепительной улыбкой:
- Отличная идея! Давай, поди разберись с этим убогим ватником! Просто докажи ему, что он неправ! Будь собой, разожги огонь, оставь след!
Говоря это, она мягко, но вместе с тем довольно энергично, выталкивает Додона из квартиры и утаскивает Андрея обратно в зальную комнату. Никто из тех, кому она когда-либо перерезала глотку, не мог потом объяснить, как это всё произошло.
С надеждой на то, что будущее всё ещё можно сделать светлым, Додон, словно физкультурник с картин Дейнеки, распрямляет плечи и выходит из подъезда во двор. Там никого нет. Он проходит через арку и оказывается на улице. Осматривается. На углу дома, у входа в ресторан «Мясной удар», он видит Косяка, который расплачивается с таксистом. Додон идёт по направлению к оппоненту выпрямившись, как свеча, его лицо непроницаемо. Каждый, кто увидел бы его в этот момент, подумал бы, что яйца у парня пуленепробиваемые.
Отпустив мотор, Косяк поворачивается к дому. Ужасный сам по себе, а после 0,75 водки, заполированной двумя литрами баклашечного пива, он выглядит, как посланник Ада – квадратноголовый, лысый, с татуировкой в виде штрих-кода на загривке а-ля Хитмен. Он никогда не мог похвастаться тем, что чётко структурирует свои задумки, а сейчас любой прохожий, увидев его, усомнился бы в том, думает ли этот бычара вообще. Открылись шлюзы, и хлынула импровизация.

Подойдя к этому чудовищу, Додон не успевает произнести ни одну из заготовленных им фраз, так как получает мощный прямой удар в челюсть. Косяк валит Додона на асфальт и начинает со сладострастной жестокостью избивать. Удары сыпятся один за другим, по туловищу, по голове – дыщ, дыщ, дыщ! Упырь останаливается лишь тогда, когда улавливает вспышки фотокамер – вышедшие из ресторана люди снимают экзекуцию на фото и видео. Охранник использует мобильный телефон по назначению – вызывает полицию.
Косяк, изрыгая страшные ругательства, уходит.
Вскоре прибывает полиция. Фараоны обступают лежащее на асфальте тело. Подняв похожую на окровавленный баскетбольный мяч голову, Додон чувствует ожесточение по отношению к кровавому режыму и исторгает из себя вопли:
- Вовремя приехали, ублюдки! Сатрапы! Путяра, пшёл вон!
И прочая, и прочая…
Один из фараонов подаёт Додону руку, чтобы помочь подняться, но тот, как обычно, идёт по позитивному пути – отмахивается и кроет правослужителей семиэтажным матом. После того, как он, с трудом поднявшись, срывает с одного из представителей правопорядка фуражку, полисменам ничего не остаётся, кроме как принять его и отвезти в РОВД.
На диване в зальной комнате квартиры Вальдемара расположились Марина и Андрей. Он не дьявол и не ангел. Он выглядит так, что все его дурные привычки очевидны. Его трудно заставить отвечать на вопрос, когда он задевает его за живое, и он реально круглые сутки носит своего рода маску. Но при этом он удивительно мало думает о том, что о нём думают другие.
Марина упрекает его в том, что он переборщил с выпивкой. Он оправдывается и с угрюмой сексуальностью успокаивает её, предлагая поехать на речку или в сауну, чтобы искупаться в холодной воде.
Вальдемар, вызвав Насте такси и отправив её домой, присоединяется к Марине и Андрею. Все вместе досматривают фильм «Волк с Уолл-Стрит».
На часах – 2 ночи. Отражая общую усталость, Вальдемар выдавливает из себя базовый тост: «За нас, больше денег и секса!», и поглощает очередной «писярик» водки. Марина напоминает Андрею про сауну, но тут у него начинает звенеть трубка. Илья Додон звонит из переполненного азиатскими нелегалами обезьянника, чтобы сообщить о приключившейся с ним беде. Закончив разговор, Андрей пересказывает услышанное Вальдемару и Марине.
Через несколько минут они выходят во двор. В ожидании такси, Андрей звонит Косяку. И тоном строгого папочки отчитывает:
- Ну как ты мог, жертва капитализма и нетерпимости? Мы столько лет дружим, Илюха нам почти как брат – и тебе, и мне! А ты так плохо обошёлся с ним – стыд и срам, стыд и срам!
В пьяном тумане, в котором пребывает Косяк, есть место интуиции. Да, сегодня он сделал много дерьма. Но он пытается всё осмыслить, пытается сойти с кривой дорожки, но на данный момент ему до этого далеко. Но он, по крайней мере, пытается.
Выслушав нотацию Андрея, Косяк подавленно отвечает:
- Давай завтра поговорим. Я сейчас не готов.
Во двор въезжают два таксомотора. Усаживая в один из них Марину, Андрей шепчет ей на ухо извинения и нежные слова, которые сами по себе ничего не значат, но выражают его отношение к ней, а также стремление сделать всё как можно лучше. Она советует проявлять заботу о пострадавшем Додоне без фанатизма, потому как «это тот таракан, который всех переживёт».
Вместе с Вальдемаром Андрей садится в другую машину и они отправляются в РОВД. Подъехав на место, они узнают у дежурного, кто этой ночью тут главный и направляются в нужный кабинет. Пройдя в помещение, устраиваются на стульях и приступают к делу. Андрей обращается к главному копу с доверительной улыбкой:
- Вы оприходовали нашего друга по имени Илья Додон.
Полисмен цепким взглядом рассматривает просителей и кивает. Андрей продолжает:
- Но он ни в чём не виноват. Кроме того, он нуждается в медицинской помощи.
Полисмен участливо объясняет:
- Ваш друг задержан по статье 318 УК РФ – применение насилия в отношении представителя власти. Это серьёзное преступление.
Андрей с видом чемпиона, который только что пробежал стометровку и готов выиграть ещё несколько таких же соревнований, говорит:
- Обвинение притянуто за уши, и вы это прекрасно знаете. Задержанный и мухи не обидит, а то, что он там матерился на вас, на 318-ю статью не тянет. Жизнь в нашей стране расслабиться не даёт, а попытаешься расслабиться – вон чо получается. Ну выпил человек, ну обругал милицию, это же не преступление. А если он умрёт у вас в камере от ушибов, это будет преступлением, но уже с вашей стороны.
Андрей умолкает, и на некоторое время в кабинете воцаряется тишина. Буравя немигающим взглядом собеседников, полисмен произносит:
- Ну и что, всё? Больше нет никаких аргументов?
- Понимаю, что вам сложно отпустить такого опасного преступника, но мы готовы компенсировать ваши моральные издержки, – с этими словами Андрей достаёт из заднего кармана брюк бумажник, раскрывает его, извлекает оттуда несколько крупных купюр и кладёт их на стол. То же самое делает Вальдемар.
Лицо полисмена кривится:
- Вижу, вам не терпится составить компанию вашему другу. Взятка – это уголовно наказуемое деяние, неважно, даётся она или принимается.
Несколько мгновений они рассматривают друг друга. Затем полисмен говорит зычным голосом:
- Убрали быстро, пока я вас не закрыл!
Андрей берёт со стола деньги и собирается забрать их обратно, но полисмен, у которого для каждого клиента заготовлена отдельная фишка, останавливает его – мотает головой, мол, неправильно делаешь, открывает верхний ящик своей тумбочки и взглядом показывает, мол, клади туда. Перегнувшись через стол, Андрей кладёт деньги в тумбочку.
- Идите к дежурному, ждите там! – командует полисмен.
Вальдемар с Андреем выходят, фараон закрывает изнутри дверь кабинета на ключ.
Ждать им приходиться долго, больше часа. Но время движется вперёд, унося с собой отчаянные баталии и непримиримые разногласия. И приближая утро нового, воскресного дня. Наконец, в холл выводят Додона. На него страшно смотреть: лицо – одна сплошная рана, а по одежде будто бы прошёлся стройотряд таджиков.
На улице он сообщает друзьям, что написал заявление о том, что его избил Косяк. Андрей выговаривает ему тем же тоном, каким до этого отчитывал Косяка:
- Ну как ты мог? Мы столько лет дружим!
Додон виновато спрашивает:
- Что, не надо было?
Андрей убеждённо отвечает, пытаясь сохранить серьёзное выражение лица:
- Конечно, нет! Косяк нам почти как брат – и тебе, и мне! А ты взял и накатал на него заяву – стыд и срам, стыд и срам! Если его закроют, кто будет содержать Настю с ребёнком?!
Додон корчится от боли. Его еврогейская мечта в очередной раз перестала действовать, а его поведением руководят суицидальные мотивы, желание уничтожить себя, чтобы положить конец мучительной боли… но он не предполагал, что всё будет так ужасно болезненно.
Вальдемар вызывает «скорую». Подъехавшие медики увозят Додона в больницу скорой медицинской помощи. Вызванное сюда же такси развозит Вальдемара и Андрея по домам. Оказавшись у своего подъезда, Андрей шарит по карманам и обнаруживает, что потерял ключи от квартиры. Тогда он называет таксисту адрес Марины, а сам звонит ей и объявляет о том, что сейчас к ней приедет.

КОНЕЦ

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

2,644 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags and attributes are not allowed.